Боголюбово: последний рубеж

Боголюбово: последний рубежТридцать лет назад эти стены мало напоминали монастырь. Почерневший кирпич, обвалившаяся кровля, сиротливые порушенные купола. Очередной музей атеизма на постсоветском пространстве с храмом пустым, но не остывшим за восемьдесят лет от молитвы.

В 97-м году Боголюбский монастырь обрел настоятеля о. Петра (Кучера) — героического фронтовика, праведного благочестивого старца, неустанного молитвенника за Землю Русскую. Отец Петр вместе с сестрами-монахинями Божьим промыслом восстановил монастырь. За несколько лет эти священные стены стали духовным центром национального притяжения. Люди ехали сюда со всего славянского мира обрести душевный покой и просить телесного исцеления. Ехали с робкой надеждой на спасение, получая по молитвенному слову крепость духа и твердость Веры. Здесь вы не увидите приторной роскоши столичных церквей-новоделов, не услышите лицемерной сладости душеспасительных речей. Слово здесь просто и прочно, как монастырский камень. Тысячи паломников за тысячи километров в село Боголюбово — нашу Православную Родину. Здесь мироточат иконы, проявляются сами собой на стенах святые образы, исцеляются неисцелимые.

Когда я первый раз посетил это святое место, меня поразили пришедшие на церковную службу дети — мальчики и девочки монастырского приюта. Ухоженные ребятишки со светлыми лицами, не замутненными мирской дрянью. Многим из них путь был уже предначертан. Мальчишки, например, по благословению батюшки Петра шли в кадетский корпус и военно-десантные училища. Не случайно, помимо общеобразовательных предметов мальчикам из монастырского приюта преподавали искусство верховой езды, навыки рукопашного боя, азбуку разведчика под патронажем командования воздушно-десантных частей. Походы, стрельбища, военно-спортивные игры, прыжки с парашютом… за это впоследствии детей заклеймят православными ваххабитами. Но это случится не сразу, наветы захлюпают в сточном потоке лжи, обрушенной на Боголюбово, значительно позже.

К нынешней информационной атаке монастырь был готов. Прежние были отбиты. История предыдущего конфликта проста. Дочка крупного провинциального предпринимателя перебралась в Москву, окунувшись в низменную столичную сказку. Через несколько лет пресыщенной удовольствиями дольчевиты врачи диагностировали у девушки неизлечимую опухоль, расписавшись в медицинском бессилии и скупо отсчитав ей оставшиеся дни. Девушка пришла в Боголюбово, осталась в монастыре в послушницах, получила надежду на исцеление. Неверующий родитель захотел вернуть дочь обратно. Девушка отказалась даже под отцовской угрозой принудительного помещения в психиатрическую лечебницу. Тогда разгневанный бизнесмен начал требовать от настоятеля прогнать послушницу, угрожая Боголюбову карами административными и информационными. Батюшка ответил отказом, повлекшим заказной скандал о похищении монастырем молодой женщины. Клевета захлебнулась, монастырь выстоял.

Но клеветнические волны, словно татарские орды восемьсот лет назад, раз за разом обрушиваются на Владимиро-Суздальскую святыню. Нынче — страшнее, массированнее, подлее. Зацепку найти было сложно. Финансовая деятельность прозрачна: купола, камни, коровник, а устав монастырской жизни здесь блюдется строго. Решили ударить по приютским детям, наглядно применив все прелести ювенальной юстиции.

Техническим центром борьбы с Боголюбовым стала школа-пансион при Михаило-Архангельском приходе Суздаля, где заправлял Виталий Рысев, священник. Именно Рысев стал грозным обличителем Свято-Боголюбского монастыря, в котором, как он утверждал, мучили детей до того, как год назад приют решением епархии закрыли. В доказательства сему Рысев показывал странных девочек Валентину Перову, Ксению Головченко, Марину Лойко и мальчика Степана Вуса. Эти ребята когда-то учились и жили в приюте Свято-Боголюбского монастыря, но, якобы, не выдержав местных порядков, сбежали под крыло отца Виталия. Что же поведали дети, в одночасье ставшие телезвездами федеральных каналов. Дескать, порядки в монастыре царили инквизиторские. За малейшие провинности детей заставляли класть триста поклонов, стоять коленями на гвоздях, наносили по сто ударов ремнем, били железными тяпками, жгли их руки в печах, так что мясо прогорало до костей, заставляли есть стаканами соль. Усердие детей в описании мучительств сыграло с обличителями злую шутку. Чем объяснить, что следов от ремней, гвоздей, тяпок у «истерзанных» ребятишек не выявлено. Даже обгоревшее до костей мясо бесследно заросло. А положить хотя бы сотню поклонов даже для подготовленного спортсмена будет испытанием тяжким. Такой же несусветной чушью являются и стаканы с солью, поскольку и две съеденные столовые ложки соли вызывают немедленную смерть.

Так почему же врут дети, и кто ими манипулирует. Подруги девочек, ныне монастырские послушницы, вспоминают, что «жертвы» давно собирались покинуть монастырь, мечтая о дискотеках и мирских сластях. Все они из трудных семей. У Вали Перовой отец — алкоголик, мать бродяжничала вместе с тремя дочерьми. Тяжело больная женщина пришла в монастырь, приняла постриг и здесь умерла. Девочка, психически неуравновешенная от пережитых невзгод, осталась при монастыре не по своей воле, а по горячей предсмертной просьбе матери. Нацеленная на мирскую стезю, она всячески рвалась за монастырские стены, но куда и к кому пойдет бездомная сирота? Понимая это и жалея неразумного ребенка, отец Петр терпел ее порывы, пока не вырастет. Марина Лойко, не желая жить в монастыре, но вынужденная подчиниться материнской воле, добиваясь изгнания из Боголюбова, однажды попыталась отравить преподавателей и послушниц, вылив в общий котел с супом флакон «Белизны». Одна из монахинь это заметила, чудовищного преступления удалось избежать. Отец Петр простил отравительницу, и девочку оставили в монастыре.

«Хорошо, что сейчас предал, а не на войне, — нахмурив брови, рассуждает мальчик в кадетском мундире — бывший товарищ Степана Вуса. — Ему отец Виталий права на трактор сделал, прописал у сотрудницы своей, обещал трактор ему купить, зарплату платить. Вот он за трактор с пропиской нас и продал».

Многочисленные проверки подтвердили фальсификацию обвинений против монастыря.

За фантастические «разоблачения» под камеры репортеров, как признавались сами девочки, им заплатили по двадцать тысяч рублей, подарили телефоны и косметику.

Но кто же такой отец Виталий — неутомимый борец за «права» детей. Слава о нем уже давно расползлась за Суздальские окрестности, а молва перекрестила в «отца Клеветалия» и «отца Гениталия». Местные жители клеймят его похабником, насильником и охочим до обоих полов педофилом. И слухи эти подкрепляются официальными скандалами, жалобами и уголовными делами по обвинению Рысева в изнасилованиях. Однако некоторые известнейшие представители Русской Православной Церкви не гнушаются открыто поддерживать сего «пастыря» в борьбе с архимандритом Петром. В этой связи не удивительно, что рядом с «отцом Гениталием» плечом к плечу встал самый оригинальный миссионериз когда-либо существовавших — дьякон Андрей Кураев. Щеголяющий сомнительными половыми взглядами, отец дьякон наряду с требованием расправы с отцом Петром делал заявления о возможности гомосексуалистов быть священниками, советовал семинаристам, будущим священникам искать праведную супругу среди неверующих девиц на дискотеках и «миссионерить ее по самое не балуй». Вокруг этого гей-тандема сплотилась вся еретическая околоцерковная плесень: Фроловы, Милитаревы и прочие, и прочие. Причем помимо сатанинской ненависти к русским святыням ими в богоборчестве движет корысть, заказ на расправу с отцом Петром исходит от претендентов на сельскохозяйственные угодья Свято-Боголюбского монастыря, на которые положили взгляд барыги от власти. Так что грязь и клевета, как водится, имеет под собой привычную для нашего времени рейдерскую подоплеку.

Это информационное сражение Рысев-Кураев, к скорби и боли многих тысяч спасающихся и укрепляемых молитвами монастырских сестер и их духовника людей, выиграли. 13 ноября пришел указ архиепископа Владимирского и Суздальского об отстранении архимандрита Петра (Кучера) от обязанностей настоятеля храма и духовника обители с фарисейской формулировкой: «в целях оздоровления атмосферы, сложившейся вокруг Свято-Боголюбского монастыря». Для чего это сделано? Может быть, в расчете, что если отнимут пастыря, то разыдутся овцы? И спасительная молитва иссякнет, как заброшенный святой источник?

850 лет назад с этого места начиналась Великая Московская Русь, сегодня она здесь и заканчивается. Заканчивается символично и страшно — уничтожением живой Православной Веры. А достойны ли мы вообще называться православными, когда без боя, молчаливо, позорно и предательски сдаем свои святые рубежи? Да и сдаем не монгольским, наполеоновским или фашистским полчищам, а кучке извращенцев, которые только благодаря величайшему терпению Божьему еще топчут эту землю.

06 декабрь 2010 /
Похожие новости

В ЗАЩИТУ ОТЦА ПЕТРА (КУЧЕРА). ГАЛИНА ЦАРЕВА

Он возвысил свой голос против экуменизма, глобализма, ювенальной юстиции, против электронных карт. Ведь таких проповедей мы сегодня практически не слышим. Поэтому люди и доверяют отцу Петру и идут к

Православные Украины просят Патриарха Кирилла спасти Свято-Боголюбовский монастырь от клеветы

В Киеве прошел митинг возле посольства России под лозунгами защиты православия как оплота Святой Руси и против клеветнических нападок на Свято-Боголюбовский монастырь. Несколько десятков людей

Собор родителей России требует привлечения к ответственности людей, оклеветавших Боголюбский монастырь

Собор родителей России требует привлечения к ответственности людей, оклеветавших Боголюбский монастырь. Нападки на этот оплот православия идут с постоянством, достойным лучшего применения. Год назад

Владимир Бондаренко ШЕСТВИЕ

Наш крестный ход начался с благословения отца Петра. Наши молитвы звучали во время крестного хода вокруг монастыря, как боевой гимн воинства Христова. Так в свое время торжественно семикратно

ОТСТОИМ БОГОЛЮБОВО — ОТСТОИМ РОССИЮ!

Классическая информационная война. Мощнейшие пушки центральных каналов телевидения мечут бомбы в сторону Свято-Боголюбской обители. Стены дрожат, стёкла звенят, галки кружат, последняя печальная
Комментарии
Всеволод Ростиславович Тихомиров
А. Дворкин. Вы только посмотрите на него и почитайте его глупости. Интернет сейчас пещрит ими. Какие нерусские эти «русские»
Последняя атака на Боголюбский монастырь имеет целью:
1. Запретить в священнослужении о. архим. Петра (Кучера)
2. Расформировать Боголюбский монастырь «на покаяние».
3. Заклеймить всякое православное народное движение как сектантство и связать православный народ указаниями «сверху», т.е. «генеральной линией партии».
Поэтому надо всемерно поддержать о. архим. Петра именно как яркого представителя православной традиционной ортодоксальной веры.
Просим перепостить материалы, находящиеся по нижеследующим ссылкам.
Очень Хороший ответ И. Друзя
http://af0n.ru/Afon-palomnichestvo.Igor-Druz.Igor-Druz-Aleksandr-Dvorkin-profess
or-sekty-sektovedov-pod-maskoj-Pravoslaviya-o-Petr-

и у Ирины Ивановой - тоже хорошо сказано:
http://af0n.ru/Afon-palomnichestvo.Irina-Ivanova.O-mnimom-sektantstve-otca-Petra
-Kuchera-iz-Bogolyubova-Aleksandru-Dvorkinu-gore-sektovedu-i-pr#comment-44338


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ