"Ко­гда борь­ба с неве­ри­ем при­ня­ла оже­сто­чен­ные фор­мы"

Свя­щен­но­му­че­ник Нил ро­дил­ся 5 но­яб­ря 1881 го­да в се­ле Пе­ре­сып­ки­но Кир­са­нов­ско­го уез­да Там­бов­ской гу­бер­нии в се­мье учи­те­ля на­род­ной шко­лы Ми­ха­и­ла Смир­но­ва. Мать Ни­ла Ми­хай­ло­ви­ча бы­ла до­че­рью свя­щен­ни­ка.

Окон­чив Кир­са­нов­ское го­род­ское учи­ли­ще, Нил Ми­хай­ло­вич с 1897 по 1921 год ра­бо­тал на же­лез­ной до­ро­ге в долж­но­стях: кон­тор­щи­ка то­вар­ной кон­то­ры, по­мощ­ни­ка то­вар­но­го кас­си­ра, по­мощ­ни­ка би­лет­но­го кас­си­ра, би­лет­но­го кас­си­ра, те­ле­гра­фи­ста, за­ве­ду­ю­ще­го хо­зяй­ствен­ной ча­стью Юби­лей­но­го по­сел­ка ра­бо­чих и слу­жа­щих Мос­ков­ско-Ка­зан­ской же­лез­ной до­ро­ги.

В 1921 го­ду Нил Ми­хай­ло­вич по­дал про­ше­ние о ру­ко­по­ло­же­нии и при­ня­тии его в клир го­ро­да Моск­вы. Диа­ко­ном он слу­жил в церк­ви Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва в Со­коль­ни­ках. Через две неде­ли по­сле ру­ко­по­ло­же­ния в диа­ко­ны, 22 ок­тяб­ря 1921 го­да, отец Нил был по­став­лен во свя­щен­ни­ка к хра­му свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Ки­ра и Иоан­на при Серб­ском по­дво­рье в Москве.

В но­яб­ре 1921 го­да Пат­ри­арх Ти­хон утвер­дил его в долж­но­сти штат­но­го свя­щен­ни­ка Вос­кре­сен­ской церк­ви в Со­коль­ни­ках. В ав­гу­сте 1923 го­да от­ца Ни­ла пе­ре­ве­ли в храм Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри при по­го­сте Кар­тин Мо­жай­ско­го уез­да. В но­яб­ре 1925 го­да от­ца Ни­ла вновь на­зна­чи­ли в цер­ковь Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва в Со­коль­ни­ках. В 1930 го­ду он стал ис­пол­нять обя­зан­но­сти на­сто­я­те­ля, а через год был утвер­жден в этой долж­но­сти. В 1931 го­ду отец Нил был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.

17 фев­ра­ля 1933 го­да про­то­и­е­рей Нил был аре­сто­ван и за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве. Некий лже­сви­де­тель, до­про­шен­ный еще в июне 1932 го­да, рас­ска­зал сле­до­ва­те­лю, что отец Нил «все­гда го­во­рит за­жи­га­тель­ные про­по­ве­ди… поль­зу­ет­ся сре­ди ве­ру­ю­щих тем­ных масс ра­бо­чих и быв­ших лю­дей, тор­гов­цев боль­шим ав­то­ри­те­том и не раз ве­ру­ю­щие его пре­ду­пре­жда­ли, что он слиш­ком от­кры­то вы­сту­па­ет про­тив со­вет­ской вла­сти».

23 фев­ра­ля, да­вая по­ка­за­ния сле­до­ва­те­лю, отец Нил ска­зал: «Я при­нял сан свя­щен­ни­ка в то вре­мя, ко­гда борь­ба с неве­ри­ем при­ня­ла оже­сто­чен­ные фор­мы, ко­гда на­чал­ся уси­лен­ный от­ход ве­ру­ю­щих от Церк­ви, и я, ви­дя та­кой от­лив на­ро­да от пра­во­сла­вия, ре­шил ей по­свя­тить свою жизнь и стать цер­ков­ным де­я­те­лем… В сво­их про­по­ве­дях, про­из­но­си­мых в церк­ви, я ста­рал­ся при­зы­вать ве­ру­ю­щих к со­блю­де­нию нрав­ствен­ных пра­вил, все эти про­по­ве­ди при­зы­ва­ли к борь­бе с неве­ри­ем и без­бо­жи­ем… В предъ­яв­лен­ном об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю».

Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ 22 мар­та 1933 го­да при­го­во­ри­ло от­ца Ни­ла к вы­сыл­ке в Се­вер­ный край сро­ком на три го­да. На­ка­за­ние он от­бы­вал в го­ро­де Кар­го­по­ле, ра­бо­тал на раз­груз­ке ле­са с пло­тов, скла­ды­вал его в шта­бе­ля, а так­же на пил­ке дров.

Вер­нув­шись из ссыл­ки в 1936 го­ду, отец Нил был на­зна­чен слу­жить в Бо­го­яв­лен­скую цер­ковь се­ла Буй­го­род Во­ло­ко­лам­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти.

В мае 1937 го­да отец Нил по при­гла­ше­нию свя­щен­ни­ка Бо­ри­са Неду­мо­ва стал слу­жить в Иоан­но-Пред­те­чен­ском хра­ме се­ла Ива­нов­ское на Ла­ме Ло­то­шин­ско­го рай­о­на.

Про­ку­рор Ло­то­шин­ско­го рай­о­на уже в ап­ре­ле 1937 го­да на­пра­вил на­чаль­ни­ку мест­но­го рай­он­но­го от­де­ле­ния НКВД два пись­ма, в ко­то­рых из­ла­гал контр­ре­во­лю­ци­он­ные дей­ствия свя­щен­ни­ков и пред­пи­сы­вал про­из­ве­сти рас­сле­до­ва­ние.

В од­ном из них го­во­рит­ся, что «свя­щен­ник (кто имен­но, не на­зы­ва­ет­ся) Афа­на­си­ев­ской церк­ви уче­ни­ков вы­зы­ва­ет к се­бе и за­став­ля­ет их чи­тать мо­лит­вы, за это он неко­то­рым да­ет день­ги. Так это бы­ло с де­ся­ти­лет­ним уче­ни­ком... ко­то­ро­му свя­щен­ник дал 50 ко­пе­ек за то, что он рас­ска­зал ему мо­лит­ву».

В дру­гом пись­ме из­ла­га­лись кон­крет­ные фак­ты контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти свя­щен­ни­ков Бо­ри­са Неду­мо­ва и Ни­ла Смир­но­ва, «ко­то­рые, на­хо­дясь в се­ле все­го пол­то­ра ме­ся­ца, при­ня­ли ряд мер к ожив­ле­нию ре­ли­ги­оз­ной про­па­ган­ды. Оба свя­щен­ни­ка име­ют фис­гар­мо­нию, ба­ян и скрип­ку, при по­мо­щи ко­то­рых они со­би­ра­ют ве­че­рин­ки… на ко­то­рых, по­ми­мо му­зы­каль­ных но­ме­ров, ста­ви­ли во­прос о под­ня­тии ду­ха ре­ли­гии… Ор­га­ни­зо­ва­ли хор, в ко­то­ром… по­до­бра­ны враж­деб­ные лю­ди… При­чем, по утвер­жде­нию неко­то­рых лиц, име­ют сво­ей за­да­чей об­слу­жить и кол­хоз­ни­ков, ес­ли они бу­дут со­глас­ны на это… Ве­дут аги­та­цию, со­дер­жа­ние ко­то­рой сво­дит­ся к то­му, что цер­ковь 1 мая ра­бо­тать не бу­дет и что они вме­сте со все­ми кол­хоз­ни­ка­ми хо­тят вый­ти на де­мон­стра­цию… Про­из­во­дят сбор средств… и, по раз­го­во­рам, сбор вы­ра­жа­ет­ся по 50 ко­пе­ек и 1 руб­лю. Все­го со­бра­но, по услов­ным дан­ным, до 1000 руб­лей…»

В мар­те, устра­и­вая дочь Ека­те­ри­ну в шко­лу в се­ле Буй­го­род, отец Нил раз­го­ва­ри­вал с ди­рек­то­ром шко­лы, ука­зав ему в бе­се­де, что его дочь ве­ру­ю­щая, хо­дит в цер­ковь и но­сит кре­стик, по­это­му вся­кая про­во­ди­мая в шко­ле ан­ти­ре­ли­ги­оз­ная ра­бо­та ее ка­сать­ся не долж­на, а так­же не нуж­но за­став­лять ее всту­пать в пи­о­нер­ский от­ряд. По­сле аре­ста в 1937 го­ду от­ца Ни­ла ди­рек­тор шко­лы был при­вле­чен в ка­че­стве сви­де­те­ля и, вспо­ми­ная об этом раз­го­во­ре, по­ка­зал сле­до­ва­те­лю: «…Но­ше­ние от­кры­то кре­ста его до­че­рью име­ет вли­я­ние на осталь­ных уче­ни­ков, в дан­ном слу­чае не ма­ло уче­ни­ков ста­ло по­се­щать цер­ковь. Кро­ме то­го, в ап­ре­ле у… по­дру­ги до­че­ри свя­щен­ни­ка Смир­но­ва бы­ло най­де­но в клас­се Еван­ге­лие».

В ав­гу­сте 1937 го­да отец Нил ез­дил в Епар­хи­аль­ное Управ­ле­ние с прось­бой о на­зна­че­нии его в се­ло Ниж­нее Ва­си­льев­ское Ло­то­шин­ско­го рай­о­на, но, еще до при­ня­тия ре­ше­ния, был 20 ав­гу­ста аре­сто­ван и за­клю­чен в Та­ган­скую тюрь­му в Москве.

– След­ствие рас­по­ла­га­ет ма­те­ри­а­ла­ми, что вы со­сто­и­те чле­ном контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пы и ак­тив­но ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную ра­бо­ту. Пред­ла­га­ет­ся вам дать прав­ди­вые и от­кро­вен­ные по­ка­за­ния по это­му во­про­су.

– Это я не при­знаю и от­ри­цаю.

– Вы да­е­те лож­ные по­ка­за­ния. След­ствие име­ет факт, что 26 июля 1937 го­да в про­по­ве­ди ве­ру­ю­щим вы за­яви­ли: «На ду­хо­вен­ство на­ло­жи­ли боль­шие на­ло­ги, я про­шу при­хо­жан по­мочь ду­хо­вен­ству день­га­ми». Этот факт при­зна­е­те?

– Да, при­знаю...

– Во вре­мя пас­халь­ной служ­бы 1937 го­да вы об­ра­ти­лись к ве­ру­ю­щим и за­яви­ли, что по но­во­му за­ко­ну те­перь Цер­ковь го­судар­ствен­ной не яв­ля­ет­ся и со­вет­ское пра­ви­тель­ство не име­ет пра­ва к ней при­ка­сать­ся. При­зна­е­те это?

– Да, это дей­стви­тель­но бы­ло, и я так го­во­рил.

– В мае ме­ся­це 1937 го­да вы рас­пус­ка­ли неле­пый слух о том, что ско­ро бу­дет жить луч­ше, так как вождь пар­тии ре­шил объ­явить се­бя пре­зи­ден­том?

– Нет, это­го я не го­во­рил и этот факт от­ри­цаю.

– Со­стоя чле­ном контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ции, вы ве­ли аги­та­цию о том, что по­лет на Се­вер­ный по­люс – де­ло тем­ных сил и что тут Бо­жи­ей по­мо­щи нет, что все это при­ве­дет к ги­бе­ли?

– Нет, это­го я не при­знаю.

– Про­жи­вая на тер­ри­то­рии Ло­то­шин­ско­го рай­о­на, вы про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию сре­ди на­се­ле­ния. При­зна­е­те вы это?

– Я в сво­ей ра­бо­те ни­ка­ких контр­ре­во­лю­ци­он­ных дей­ствий не ви­жу. Дей­стви­тель­но, я очень ча­сто вы­сту­паю сре­ди ве­ру­ю­щих с ам­во­на с про­по­ве­дя­ми… По во­про­су при­вле­че­ния мо­ло­де­жи в цер­ковь я го­во­рил, как при­ят­но ви­деть в церк­ви мно­го де­тей. И я им обе­щал по­мощь Бо­жию, и ес­ли вы ее бу­де­те при­ни­мать, то у вас жизнь бу­дет цве­ту­щая. По во­про­су ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной ра­бо­ты сре­ди мо­ло­де­жи в шко­ле я ди­рек­то­ру шко­лы за­яв­лял, чтобы они не на­си­ло­ва­ли лю­дей ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной ра­бо­той.

22 сен­тяб­ря про­то­и­е­рей Нил Смир­нов был в по­след­ний раз до­про­шен в Та­ган­ской тюрь­ме.

– Вы аре­сто­ва­ны за ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ным?

– Нет, не при­знаю.

На этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны.

9 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ни­ла к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ла­ге­ре.

Про­то­и­е­рей Нил Смир­нов был от­прав­лен в Бам­лаг Амур­ской об­ла­сти на стан­цию Из­вест­ко­вая, где и скон­чал­ся 2 ок­тяб­ря 1938 го­да и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.

Жития Святых

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 3». Тверь, 2005 год, стр. 88-92.
02 октябрь 2015 /
Похожие новости

Память священномученика Димитрия (Розанова)

Священномученик Димитрий родился 10 октября 1889 года в селе Бардино Коломенского уезда Московской губернии в семье псаломщика Павла Розанова. По окончании в 1907 году Коломенского духовного училища

Свидетели русского чуда

Памяти Евгения Родионова, шестой воздушно-десантной роты, экипажа подлодки "Курск" и всех русских героев. В статье, предлагаемой читателю ниже, рассказывается о воине-мученике Евгении Родионове, день

Искусство быть невидимым - Маскировка

Бое­вой опыт по­ка­зал, что скры­то­го про­тив­ни­ка, за­мас­ки­ро­ван­но­го на ме­ст­но­сти, по ед­ва за­мет­ным

Штыковой бой

Ис­то­рия шты­ка в рус­ской ар­мии ве­дет свое на­ча­ло от Пет­ра I, ко­гда вве­де­ние еще в 1709 го­ду шты­ка вме­сто

О подготовке спецназа ЮАР. Информацию к размышлению

Пре­дель­но же­ст­кая, ес­ли не ска­зать жес­то­кая, сис­те­ма от­бо­ра и под­го­тов­ки спец­на­за ЮАР
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ