МИКИТА ЛИТВИН. ФЁДОР ЩЕРБИНА

altМикита Литвин был десятилетний мальчик, сын вдовы. В этом возрасте он считал себя самостоятельным человеком и сердился, когда мать называла его уменьшительным Микитка. Какой он, в самом деле, Микитка? Отца его убили черкесы, мать была беззащитной женщиной, двое братишек - совсем малыши и никого больше в доме; он ведь самый большой.

Живой и сообразительный  мальчуган, поэтому, держал себя свысока со сверстниками и, в случае каких-либо недоразумений, храбро вступал в драку и дрался до последней возможности. Если противник был сверстник, Микита тузил его молча и сам не плакал, когда ему было больно от ударов соперника; а если на Микиту нападал взрослый, то Микита кусался, царапался, дрыгал ногами, кричал и плакал, но не сдавался. Неприлично было сдаваться лицу, стоявшему во главе семьи.

Ходил Микита, когда хотел и куда желалось ему. Выйдет за курень, пойдёт по степи и разгуливает вдали от жилья, без малейшей боязни и смущения. Сколько раз мать пыталась пугать Микиту черкесами, мальчик не обращал на эти предостережения никакого внимания.

В 1814 году черкесы мелкими шайками проникли далеко в черноморские степи, забирали пленников, угоняли скот и грабили одинокие хутора. Одна из таких партий случайно захватила вдали от куреня и Микиту Литвина.

Микита начал было кричать и брыкаться ногами, но старик черкес вынул из ножен огромный кинжал и поднёс его к самому носу сопротивлявшегося Микиты - и Микита смолк и покорно сел на круп лошади сзади черкеса.
Пленного Микиту черкесы повезли в горы и водворили в семье старика - сурового и требовательного горца. Микиту плохо одевали, ещё хуже кормили и заставляли всё делать - и воду таскать, и дрова рубить, и за скотом ходить, и старой марушке прислуживать. И вот тут-то свободный казак Микита Литвин и почувствовал неволю. Ни  пойти куда-нибудь, ни даже выглянуть из сакли черкесы не позволяли Миките, а в первое время так и привязывали его крепко на ночь.

Микита подумал-подумал и стал послушным мальчиком. Весёлый нрав, быстрое выполнение поручений и приязненное, без всякой тени враждебности, обращение с хозяевами скоро создали Миките довольно сносное положение. Особенно благоволили к нему черкешенки. Микита умел увеселять их то песнями, то танцами, а иногда в сакле старого черкеса он давал целое представление: становился на голову и ходил на руках, поднявши вверх ноги и вызывая весёлый смех.

Когда Микита несколько освоился с черкесским языком и понял, что черкешенки желали знать, как его зовут по имени, то не без важности буркнул: «Микита». - «Мекет?» - переспросили его черкешенки. - «Мекеке!» - шутливо ответил мальчик. С тех пор черкесы дали Миките кличку «Мекеке».

Микиту стали пускать на улицу и в аул. Сначала черкесские мальчики недружелюбно относились нему, щипали его и, выкрикивая: «Мекеке! Мекеке!» указывали на большого уличного козла. Козёл имел огромные рога и сильно бодался. Черкешата, поэтому, боялись подходить к нему.
Но Микита был не труслив. Наклонившись всем корпусом вперёд и расставивши у головы руки наподобие рогов, он пошёл прямо на козла, издавая громкое: «Мекеке! Мекеке!» Козёл в свою очередь важно опустил рога к земле, но не двигался с места. В этот момент Микита вдруг одним прыжком очутился на спине животного, вцепился в его густую шерсть руками и, когда ошеломлённый козёл с рёвом «Ме! Ме! Ме!» помчался по улице, Микита громко орал: «Мекеке! Мекеке!»

Проделка Микиты привела в восторг черкешат. Они сразу изменили отношение к нему и приняли в свою компанию. С тех пор Микита стал вожаком у черкешат, придумывая им всевозможные игры и шалости.
Так мало-помалу Микита завоевал себе доверие и улучшил своё положение. За ним не следили и без нужды не стесняли его.

Скоро потом Миките поручили пасти скот со взрослыми черкесами, и Микита начал осваиваться с горами и лесистою местностью. К концу года Микита знал окрестности аула на много вёрст и то направление, по которому надо было бежать на родину.

И вот в одно время, когда старый бжедух, набравши шайку удальцов, отправился на набег в Черноморию, Микита, захвативши достаточно провизии, большой кинжал старика и лучший его пояс, ночью ушёл из аула. Когда на другой день утром черкешенки хватились Микиты, он был далеко по направлению к Кубани, ловко прячась от встречи с горцами. На третий день побега он переправился верхом на бревне через Кубань и явился на кордон к казакам.

Что сталось с Микитою после, неизвестно, но в архиве Кубанского казачьего войска значится, что в 1815 году выбежал из плена мальчик куреня Переясловского Микита Литвин.

Фёдор Щербина

02 ноябрь 2011 /
Похожие новости

НЕ ТАКИЕ, ЧТОБ ДОГНАТЬ ПЛАСТУНА!

Сколько-то черкесов бросились к кусту, а один прямо на меня с винтовкой в руках; так и лезет, бестия, в самую гущину, без всякой опаски. Э, думаю, убить тебя не убью, а проучу, на всю жизнь будешь

ВОСКРЕС ИЗ МЁРТВЫХ. ФЁДОР ЩЕРБИНА

Извещённые об этом казаки бросились к таинственному незнакомцу. Лишь только приблизились к нему, фигура поднялась, приложивши обе руки к одному бок. «Та це ж джигинській урядник!» -

ГУРТОВЫЙ, РОГАЧ И ЧЕРНЕГА. ФЁДОР ЩЕРБИНА

Пластун любил секрет или залогу. Притаившись в укромном месте, он зорко следил за всем, что происходило в окружности, всё высматривал, ко всему прислушивался, всё узнавал. В самые опасные минуты

БАБА – КАВАЛЕР. ФЁДОР ЩЕРБИНА

В тот момент, когда сверкнула шашка, Марина успела вытащить из-под войлока ружьё, и когда шашка опустилась на Марину, казачка со всей силы ударила штыком в живот хищника и произвела одновременно

НА ВЫРУЧКУ АТАМАНА

Тогда к Бескровному бросились разом два горца, жаждавших отомстить атаману за смерть их вожака, но Бескровный заколол обоих поочерёдно пикой. На смену убитых двинулись другие горцы. Пика генерала
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.